То ли было, то ли не было...

У меня возникла некая гипотеза, я хочу ее сейчас описать.
Гипотеза эта - гендерного неравенства.

Недавно слушала книгу Петрановской по формированию психики ребенка с самого рождения (только начала, первый час прослушала и поняла, что надо читать, нет времени на аудиоформат). Так вот - меня зацепили эволюционные программы психики ребенка "надо, чтобы взрослый был рядом иначе погибну", которые заставляют его бороться за жизнь криком, постоянно привлекая к себе опекающего взрослого. Там еще много и о фрустрации потребности в близости и что бывает, если ее не насытить... но это уже вне контекста моих рассуждений.
Есть так же эволюционно сформированные паттерны в глубине человеческой психики, которые реагируют на крик младенца (именно поэтому он столь невыносим для посторонних).

Просто это натолкнуло меня на мысль, что мы не совсем хозяева своей психики и своих реакций, очень многое запрограммировано и этот пример это наглядно иллюстрирует. Мы можем сознательно менять свои действия, в этом выражается свобода нашей воли, но первичная реакция в мозге и сопутствующий спектр первичных эмоций - запрограммированы.

Далее входными данными для моей гипотезы явилась статистика, которую я наблюдаю среди людей, посещающих психотерапевтов. Это на 95% женщины и из них имеют диагноз "созависимость", которая мешает им нормально жить, еще процентов 95.

Созависимость - это когда отношения важнее, чем ты сам, если говорить простым языком. Когда потеря отношений страшнее, чем потеря себя, чем получаемый вред. Жены алкоголиков - крайний пример, поэтому и термин звучит как "со-зависимость", то есть отношения с зависимыми от аддикции людьми. Потому что именно в таких отношениях впервые наблюдался феномен, когда женщина (заметьте, именно женщина) жертвует собой во благо мужа-алкоголика и отношения для нее важнее ее собственного благополучия.

Но вот это: отношения важнее собственного благополучия - это паттерн, который присущ очень большому числу женщин. У меня нету статистики по этому вопросу, но просто оглядываясь вокруг я вижу, что если мы по-настоящему входим в отношения, прилепляемся к мужу, то потом мы начинаем ставить отношения выше своего благополучия. Мы склонны терпеть и жертвовать. И это именно женская черта.

При этом я не вижу вокруг таких примеров со стороны мужчин: жена-алкоголичка и преданно служащий ей годами мужчина. Я о таком даже не слышала. Хотя ситуации залипания в менее травматичных отношениях со стороны мужчины бывают, но реже, намного реже и их надолго не хватает.

У меня сложилось ощущение, что то, от чего психотерапевты лечат нас, а именно созависимость - есть некий эволюционно сформированный паттерн, как у младенца: "найди опекающего самца или не выживешь".
В это довольно легко поверить, это довольно хорошо соответствует способу жизни самки в древнем стаде. И наблюдается в современном обществе именно у женщин.

Сейчас этот паттерн устарел, он не актуален в нашем обществе и назван болезнью созависимости. Но оглядываясь вокруг, я подозреваю, что это эволюционная программа, которая работает в нас и даже имея огромное количество опор, внутренних и внешних - красоту, деньги, работу, здоровье, друзей, поддержку близких - мы черезвычайно травматично переживаем ситуацию, когда "опекающий самец" нас бросает. Даже если он вообще ни разу не опекающий - включается что-то древнее, ужас смерти.

При прочих равных мужчина в большинстве случаев уходит легко и быстро находит замену, а то и целый спектр замен.

Альтернативой является господствующая ныне гипотеза, что созависимость является результатом травмы развития индивида в раннем детстве.
Но тогда число созависимых мальчиков и девочек было бы приблизительно одинаковым.
Это скорее вопрос социальных установок в отношении гендера. Когда и с экранов, и, что важнее, от старшего поколения продолжает транслироваться про "женское счастье - был бы милый рядом", подобное частое поведение женщин в отличие от поведения мужчин в аналогичной ситуации кажется естественным.

У нашего профессора есть версия почему жена, остающаяся с мужем больным накроманией, алкоголизмом, шизофренией - достаточно обычное явление, а муж, остающийся с больной такими заболеваниями женой - редкость.

Мужчин воспитывают в культуре достигаторства и успешности. И даже если у него есть намерение быть с женой в её болезни и лечении, через некоторое время он убеждается, что это надолго или вообще на всю жизнь, и у него возникают сложности с идентификацией себя как успешного при такой жене, поэтому уходит.
Понимаешь, шаман, от внешних установок легко избавиться. А от созависимости люди не могут избавиться всю жизнь. Они испытывают подлинный ужас при мысли о прекращении отношений. Это очень глубокий слой. Существенно глубже чем то, что можно заложить после возраста в 3-4-5 лет.

Это тот же уровень ужаса, какой испытывает мужчина, когда на него бросается волк: физиологическая реакция выработки тонны норадреналина.

Я поэтому и заподозрила глубинные структуры мозга. На внегендерное социальнонеприемлемое поведение может быть дискомфорт, но не паника.
Пост, кстати, интересно будет именно в таком виде предложить разместить transurfer Там и читатели поделятся насколько тема созависимости их, и терапевты научным знанием. Но сначала, предполагаю, будут уточнять используемые в посте понятия.
Не чувствую в себе мотивации выносить его на широкую дискуссию, да и с Эль знакома лишь заочно. Если у вас есть выходы на нее и вы реально заинтересованы в исследовании - я не возражаю против размещения.
Муж, остающийся с тяжело больным или инвалидом ребенком или женой, сейчас уже чаще редкость, чем норма, вот где ужас-то.
Про алкоголичку, наркоманку или психически нездоровую речь вообще не идет.

У мужчин действительно нет паттерна созависимости. Они четко ощущают, что единственная жизнь проживается в несчастьи, без успеха (согласна с предыдущим комментатором), и они склонны ее менять, а не сохранять.